ОЧЕРКИ

СИГИЗМУНД ГЕРБЕРШТЕЙН О МОСКВЕ ВРЕМЁН ВАСИЛИЯ III


 

Барон Сигизмунд Герберштейн дважды, в 1516-1517 гг. и в 1525-1526 гг., посетил Московское государство в качестве посла германского императора. Впоследствии он создал обширный учёный труд "Записки о Московии", в котором собрал немало бесценных фактов из истории российской столицы.

Вот строки из книги Герберштей-на о Москве, переведённой на русский язык с латыни только в XIX в.: "Сам город деревянный и довольно обширен, а издали он кажется ещё обширнее, чем есть на самом деле, ибо большую прибавку к городу делают пространные сады и дворы при каждом доме; ещё более увеличивается он от растянувшихся длинным рядом в конце его домов кузнецов и других ремесленников, действующих огнём, к тому же между этими домами находятся луга и поля... Невдалеке от города заметны некоторые домики и заречные слободы, где немного лет тому назад государь Василий выстроил своим телохранителям новый город Мали (это слово значит на их языке то же, что латинское "налей"), потому что другим русским, за исключением немногих дней в году, запрещено пить мёд и пиво, а телохранителям одним только предоставлена государем полная свобода пить, и поэтому они отделены от сообщения с остальными, чтобы прочие не соблазнялись, живя вместе с ними... Обширное протяжение города производит то, что он не заключён ни в какие определённые границы и не укреплён достаточно ни стеною, ни рвом, ни раскатами. Однако в некоторых местах улицы запираются положенными поперёк брёвнами и при первом появлении ночной тьмы так оберегаются приставленными сторожами, что ночью после известного часа там нет никому доступа; если же кто после этого времени будет пойман сторожами, то его или бьют и обирают, или ввергают в тюрьму, если только это не будет человек известный и именитый. Ибо таких людей сторожа обычно провожают к их жилищам. И такие караулы обыкновенно помещаются там, где открыт свободный доступ в город. Ибо остальную часть его омывает Москва, в которую под самым городом впадает река Яуза, через которую из-за её высоких берегов далеко не везде можно перейти вброд. На ней выстроено очень много мельниц для общественного пользования граждан... Приводимое русскими число домов в этом городе вряд ли вероятно. Именно они утверждали, что за шесть лет до нашего приезда в Москву по повелению государя были переписаны все дома, и число их превзошло 41 500. Этот столь обширный и пространный город в достаточной мере грязен, почему на площадях, улицах и других более людных местах повсюду устроены мостки (деревянные мостовые. - Прим. ред.)".

вверх