ОЧЕРКИ

ЧУРБАН-ПАША


Почти 11 лет, с 1848 по 1859 г., московским генерал-губернатором был граф Арсений Андреевич Закревский. Современники вспоминали: "Он нагонял такой страх на москвичей, что никто не смел пикнуть даже и тогда, когда он ввязывался в такие обстоятельства семейной жизни, до которых ему не было никакого дела и на которые закон вовсе не давал ему никакого права". Один московский острослов посвятил графу такую эпиграмму:

Немолод ты, неглуп и не без души.
Зачем же в городе всё толки и волненья,
Зачем же роль играть Российского паши
И объявлять Москву в осадном положеньи?

Закревский начинал свою карьеру с низших чинов и достиг высот государевой службы, до конца жизни "не знавши или, по крайней мере, плохо знавши русскую грамматику". Так говорили о нём при дворе. А ещё граф считался классическим примером самодура - не терпел, когда ему перечили. "Закревский был тип какого-то азиатского хана или китайского наместника, - вспоминал купец Н. Найдёнов. - Самодурству и властолюбию его не было меры, он не терпел, если кто-либо ссылался на закон, с которым не согласовывались его распоряжения". Генерал-губернатор то запрещал открывать новые промышленные заведения - скопление рабочих якобы повышает цены на дрова и хлеб, то в приказном порядке устанавливал размер "добровольных пожертвований" купцов на военные нужды.

О тех временах, когда в Москве безраздельно царил Закревский, ходил такой исторический анекдот: "Николай I спросил у вернувшегося из Москвы светлейшего князя Александра Сергеевича Меншикова (правнука А. Д. Меншикова. - Прим, ред.):
- Ну что Москва?.. Святая Москва...
- Не только святая, Ваше Императорское Величество, - ответил остроумный Меншиков, - но с некоторых пор и великомученица".

вверх