ОЧЕРКИ

РУССКАЯ ЛЕТОПИСЬ О РАЗГРОМЕ МОСКВЫ ТОХТАМЫШЕМ В 1382 ГОДУ


Великий же князь Дмитрий Иванович, услышав весть, что идёт на него сам хан со множеством своей силы, начал собирать свои полки и выехал из города Москвы, хотел идти против врага. И начал об этом совещаться великий князь Дмитрий Иванович со всеми князьями русскими, и начались у них разногласия, не захотели они помогать Москве... Дмитрий Иванович в недоумении и размышлении уехал в свой град Переяславль и оттуда на Кострому.
А в городе Москве были великие волнения, люди смутились, как овцы без пастыря, и метались, не зная, что делать: одни хотели затвориться в городе в осаде, а другие бежать помышляли, и были между ними великие распри, одни со своим имуществом пытались спрятаться в граде, а другие бежали прочь, бросив всё, что имели. Третьи никого не выпускали, встали на всех городских воротах и избивали камнями тех, кто хотел покинуть город. Они угрожали оружием даже самому митрополиту и боярам. Град метался, как море в великую бурю, ниоткуда не получая утешения, но ожидая больших зол...

И пришёл Тохтамыш ко граду Москве августа в 23 день, в понедельник, а в городе тогда затворился князь Остей... со множеством народа, со всеми, кто остался из горожан, и сколько сбежалось с окрестных волостей...

Хан три дня стоял у города, а на четвёртый приехали под стены знатные татары и с ними же два князя Суздальские, Василий да Семён, и стали говорить: "Хан вас, своих людей, хочет жаловать, поскольку вы неповинны и не заслуживаете смерти, не на вас он пришёл, а на великого князя Дмитрия Ивановича. Ничего он не требует от вас, только чтобы вышли к нему навстречу с дарами и почтили бы его честью. Хочет он видеть ваш город и побывать в нём". Народ же поверил их словам, ослепила их злоба татарская...

И открыли городские ворота, и вышли с князем своим и с дарами многими, а игумены и попы с крестами и иконами. И татары начали их сечь, и ворвались в город, и секли до тех пор, пока не устали их руки и плечи, сила их изнемогла и сабли притупились. Люди же бегали по улицам туда и сюда, били себе в грудь: негде нам избавления обрести и смерти избежать... Некоторые в церквах каменных затворялись, но и там не спаслись, безбожники силой выносили церковные двери и всех мечами иссекали...

вверх