ОЧЕРКИ

ОГНЕННЫЙ РУБЕЖ


Кровавую и огненную черту провело в биографии русских земель монголо-татарское нашествие. Москва разделила общую трагическую судьбу множества городов на Руси. Летопись донесла до наших дней всего несколько арок о страшном московском разгроме в январе 1238 г. Городской воевода Филипп Нянка сложил голову, а молодой князь Владимир Георгиевич попал в плен. Горожане, судя по всему, оказали серьёзное сопротивление: осаждавшие не могли ворваться в крепость в течение пяти дней. Но когда силы защитников были сломлены, захватчики, по летописному свидетельству, "перебили людей от старца до младенца, предали огню крепость и святые церкви, сожгли монастыри и сёла_1/рэтошли, награбив немало имущества". Другой, восточный источник прямо говорит, что после взятия и разгрома от Москвы осталось "одно имя".

Археологические находки подтверждают скудные сообщения летописи: на Боровицком холме обнаружены следы большого пожара, относящегося как раз к тому времени. В 1988 г. был найден богатый клад из трёх сотен золотых и серебряных ювелирных украшений. Учёные полагают, что он принадлежал семье несчастного князя Владимира Георгиевича.

Видимо, память об этой горькой године прочно въелась в умы москвичей. Впоследствии ужасы монголо-татарского нашествия передавали со священным трепетом, добавляя совершенно фантастические детали: будто бы крови пролилось так много, что в ней захлёбывались младенцы...

Тем не менее Москва быстро восстановилась. Известно, что на её территории вскоре уже шла привычная городская жизнь, велось строительство. Археологи раскопали деревянный сруб, поставленный в 1248 г., т. е. всего через десятилетие после гибели города.

вверх